Намеренное ухудшение жилищных условий: последствия, судебная практика

Намеренное ухудшение жилищных условий: последствия, судебная практикаВВЕДЕНИЕ Вы — намеренно ухудшили свои жилищные условия!!! Это — любимая фраза чиновника, распределяющего социальное жильё. Эти слова греют его душу, ласкают его слух, мажут мёдом его уста. Это — как глоток выдохшегося шампанского 1 января, как запах травы после противогаза… И огромное поле для коррупции. Поучаствовал в приватизации? — Ухудшил! Намеренно!! Продал — подарил? — Еще худшее, ещё намереннее!!! Выкидываем из очереди! Через пять лет — поставим снова, но в самый конец! Что делать? Нести пухлый конверт … или всё-таки заглянуть в Жилищный кодекс?

  • Статья 53. Последствия намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий
  • «Граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий».
  • Намеренное ухудшение жилищных условий: последствия, судебная практикаКОММЕНТАРИИ

Если вы попытаетесь расширить свои знания в области намеренного ухудшения жилищных условий, используя опубликованные комментарии к жилищному законодательству, то будете неприятно удивлены. В худшем случае это будет «пересказ своими словами» (лохотронистый, но, видимо, коммерчески очень успешный вид издания дорогостоящих комментариев), а в лучшем случае – кочуемая из к комментарию цитата (как правило, без ссылок) из  Грудцыной Л.Ю.[1]          

Особое внимание обратим на тезис № 2: какие-либо действия можно признать намеренным ухудшением только тогда, когда гражданин не состоит на учёте. Это совершенно справедливо, так как если гражданин уже состоит на учёте нуждающихся, то любые его действия необходимо оценивать не по ст. 53, а уже по части 8 ст. 57 ЖК РФ (подробнее об этом – чуть ниже).

  И, наконец, наиболее «продвинутые» комментарии всё-таки дают ссылку на правовую позицию, изложенную в Постановление Конституционного суда РФ[2]:  

По смыслу статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, которая сама по себе не может рассматриваться как нарушающая какие-либо права и свободы заявителя, и по смыслу соответствующих норм законодательства субъекта Российской Федерации, ограничения в постановке граждан на учет нуждающихся в жилых помещениях должны считаться допустимыми лишь в том случае, если гражданами совершались умышленные действия с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий, могущих привести к состоянию, требующему участия со стороны органов государственной власти и местного самоуправления в обеспечении их другим жильем.

При этом применение статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации и развивающих ее подзаконных нормативных актов должно осуществляться в системе действующего правового регулирования во взаимосвязи с пунктом 3 статьи 10 ГК Российской Федерации, согласно которому в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются. В этой ситуации решение вопроса о том, можно ли рассматривать…иные действия, совершенные самим заявителем, умышленными и недобросовестными и является ли это препятствием для его признания нуждающимся в жилом помещении, как проживающего в условиях, не пригодных, по его мнению, для проживания, требует оценки фактических обстоятельств конкретного дела судом общей юрисдикции. Надо сказать, что данная правовая позиция имеет необыкновенно важное значение. Дело в том, субъекты РФ, а также министерства,  вправе принимать нормативные правовые акты, в которых устанавливаются условия, признаваемые (или не признаваемые) намеренным ухудшением жилищных условий. И хотя, в целом, они во многом похожи, всё-таки тенденция «кто в лес, кто – по дрова» — явно прослеживается. Но главное заключается в том, что в большинстве случаев эти самые условия никак не соответствуют правовой позиции, изложенной КС РФ, а значит, для нас, для адвокатов,есть непаханое поле для работы.   Для примера возьмём закон г. Москвы от 14.06.2006 N 29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения», где в статье 10 установлено, в частности, что:

 «Действиями, повлекшими ухудшение жилищных условий, не являются: … — вселение супруга (супруги), нетрудоспособных родителей, иных граждан в установленном порядке в жилые помещения в качестве членов семьи, если до вселения указанные лица были приняты на жилищный учет в городе Москве»

Давайте построим эту тяжёлую для восприятия фразу попроще: Если супруг(а) ранее не была принята на жилищный учёт, то его/её вселение является намеренным ухудшением жилищных условий.  

Абсурдность этого правила очевидна. Возьмём весьма распространённую ситуацию: гражданин проживает в квартире своих родителей, собственности не имеет, но является членом семьи собственника, на каждого приходится более учётной нормы – он не может быть признанным нуждающимся в получении жилого помещения и принят на учёт.

Далее вступление в брак, где супруг имеет в собственности жильё, также не имеет права быть принятым на учёт, но после вселения супруга приходящаяся на каждого площадь становится меньше учётной.

Можно ли вселение одного супруга к другому считать «умышленными действиями с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий»?

  Но выход есть. Ниже приводится интересная позиция Верховного Суда РФ[3]:   «Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации также учитывает следующее. Согласно части 1 статьи 38 Конституции Российской Федерации материнство и детство, семья находятся под защитой государства.   Под семьей понимаются лица, связанные родством и (или) свойством, совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство (статья 1 Федерального закона от 24 октября 1997 г. N 134-ФЗ «О прожиточном минимуме в Российской Федерации»).   В соответствии со статьей 6 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 г. N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» гражданин Российской Федерации, изменивший место жительства, обязан не позднее семи дней со дня прибытия на новое место жительства обратиться к должностному лицу, ответственному за регистрацию, с заявлением по установленной форме. При этом орган регистрационного учета обязан зарегистрировать гражданина по месту жительства не позднее трех дней со дня предъявления им документов (подачи им заявления и документов в форме электронных документов) на регистрацию.   Согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 19 апреля 2007 г. N 258-О-О (далее следуют вышеприведённые цитаты)…   Из содержания искового заявления следует, что после заключения брака Рыбкина В.П. и Рыбкин В.И. пришли к выводу о том, что проживание и ведение совместного хозяйства целесообразно в квартире, в которой проживает Рыбкина В.П., площадью 56.1 кв. метров). При этом они исходили из того, что данная квартира является трехкомнатной, то есть позволяет семье Рыбкиных, семье Хорошавиных, а также совершеннолетней Хорошавиной Е.П. проживать в изолированных жилых помещениях, в то время как квартира, в которой проживал Рыбкин В.И. ( площадью 51,6 кв. метров), является двухкомнатной, что исключает возможность истцам, Рыбкину И.Я. и Рыбкину М.И. проживать в изолированных жилых помещениях.   Таким образом, следует признать разумными, добросовестными, совершенными в рамках и во исполнение действующего законодательства действия Рыбкина В.И. по вселению в квартиру N и регистрации в ней. [1] (Постатейный комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Н.М. Коршунова. М., 2005. С. 146 – 147). [2] Определение Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 19 апреля 2007 г. № 258-О-О [3] Определение Верховного Суда РФ от 15 марта 2011 г. N 5-В10-102

Продолжение следует.

Намеренное ухудшение жилищных условий: последствия, судебная практикаАНОНС!Во второй части статьи (публикация – 23 января) будут рассмотрены вопросы:

1. Почему при определении намеренного ухудшения жилищных условий не обойтись без математики. 2. Методика определения намеренного ухудшения жилищных условий. 3. Разграничение правовых последствий статьи 53 и части 8 статьи 57 ЖК РФ — наглядная таблица.

Намеренное ухудшение жилищных условий по ЖК: военные, молодые семьи

Сегодня намеренное ухудшение жилищных условий используют для получения недвижимости в пользование с помощью государственных программ.

После подтверждения недостатка площади по нормативам на человека появляется возможность встать в очередь.

Чтобы исключить возникновение проблем в ходе реализации подобных планов рекомендуется ознакомиться с действующим законодательством и судебной практикой.

Что это такое

Намеренное ухудшение жилищных условий: последствия, судебная практика

С целью решения жилищных проблем необходимо стать на учет в муниципалитете. Однако местным властям приходится решать задачи расселения аварийного и пришедшего в негодность по естественным причинам жилья. Этим объясняется не только большое количество очередников, но и условия включения в список.

Базовое требование – недостаток квадратных метров в имеющемся объекте недвижимости. Каждый регион устанавливает собственные нормативы. Кроме действительного закон устанавливает понятие преднамеренного ухудшения жилищных условий. О нем без подробного пояснения упоминается в ЖК РФ (статья 53).

С учетом отсутствия четких определений в федеральном законодательстве субъекты РФ утверждают собственные правила. По состоянию на 2022 г. в 15 регионах действуют нормативы учета граждан, соответствующих данной категории.

Главным признаком намеренного ухудшения жилищных условий является наличие целевого умысла для получения недвижимости (государственной материальной помощи). Соответствующие намерения подтверждает отсутствие нужды в дополнительной площади до выполнения определенных действий. Также учитывают факт действительного ухудшения условий для проживания, что стало основанием для получения господдержки.

Что считается ухудшением условий

Следующий перечень поясняет, что может быть признано намеренным, умышленным ухудшением жилищных условий:

  • регистрация (постоянная) еще одного или нескольких человек в объекте недвижимости;
  • юридическое разделение лицевых счетов и долей с переоформлением прав собственности в базе данных «Росреестра»;
  • переселение по решению судебных инстанций в помещение с худшими потребительскими характеристиками;
  • продажа, дарение, иной вид передачи прав собственности с внесением изменений в ЕГРН;
  • официальный отказ от заключения договора социального найма с муниципалитетом;
  • изменение действующего статуса отдельный частей жилой недвижимости.

Последний пункт можно рассмотреть подробно. Если расширить коридор, кухню, кладовую или санузел за счет комнат, можно уменьшить жилую площадь (общую и в расчете на одного человека).

После утверждения проекта и перепланировки появятся условия для постановки на учет в очереди для нуждающихся лиц.

Такие действия при отсутствии веских доказательств особой необходимости считаются намеренным ухудшением жилищных условий.

Военнослужащие

Намеренное ухудшение жилищных условий военнослужащих определяет приказ № 1280 Минобороны от 30.09.2010г. В соответствии с ним намеренным может быть признано вселение близких родственников (с постоянной регистрацией по соответствующему адресу), если эти лица:

  • являлись собственниками объектов недвижимости;
  • не выполнили процедуры по прекращению владения (пользования) жилыми помещениями.

В перечень намеренных действий включены также следующие позиции:

  • заключение брака в фиктивном виде с целью последующей прописки супруги;
  • аналогичные действия в ходе развода, подразумевающие выделение долей недвижимости взрослым членам семьи и детям;
  • оформление военным дарения, продажи, обмена, других сделок по отчуждению недвижимости (полной или части площади);
  • нарушение эксплуатационных правил.

Отдельно приведены ситуации, которые не считаются намеренным ухудшением жилищных условий:

  • регистрация детей или других близких родственников сделана в полном соответствии с требованиями действующих федеральных законов либо по соответствующему судебному решению;
  • объект недвижимости военнослужащего или супруги (в собственности/ пользовании) является аварийным объектом;
  • здание подлежит сносу в плановом порядке.

Молодая семья

Государственные программы поддержки молодых семей действуют на федеральном и региональном уровнях. Что относится к намеренному ухудшению жилищных условий, выясняют с учетом особенностей определенной программы. В общем случае намеренными действиями могут быть признаны:

  • заключение (расторжение) брака с уменьшением доли собственности и возникновением прав на получение субсидий;
  • дарение, другие формы отчуждения собственности с регистрацией в «Росреестре»;
  • постоянная регистрация третьих лиц по адресу жилья без достаточных законных оснований.
Читайте также:  Сервитут: понятие, виды, особенности, процедура установления

Несовершеннолетние

Намеренное ухудшение жилищных условий: последствия, судебная практика

При разводе недвижимость распределяется поровну, если иное не было определено в тексте брачного договора. Однако в любом случае несовершеннолетние дети сохраняют права пользования (собственности) в том числе и возможность прописки у любого из родителей. Следует подчеркнуть, что на подобные ситуации не распространяются типовые требования соблюдения норм жилой площади на одного человека.

К сведению! Нарушения контролируют и пресекают органы опеки и попечительства. В некоторых ситуациях они могут блокировать изменение прав собственности в ЕГРН запретительной записью.

Что считается намеренным ухудшением жилищных условий, а какая ситуация – нет, можно рассмотреть на конкретном примере:

  • семья (3 чел.) проживает в квартире площадью 56 м кв.;
  • если в регионе не установлено иное значение, при стандартном нормативе 18 кв. м на человека этого недостаточно для постановки на учет (18*3=54 кв. м).;
  • после прописки дочери жены от предыдущего брака созданы условия для получения льгот: (18*4=72 кв. м);
  • такие действия могут быть признаны намеренным ухудшением жилищных условий.

Чтобы доказать обратное, необходимо предоставить убедительные доводы. К таковым относится отсутствие:

  • другого родителя;
  • опекунов;
  • иного места для проживания ребенка в нормальных условиях.

Является ли отказ от приватизации намеренным ухудшением

Отказ человека, пользующегося недвижимостью по договору социального найма, приватизировать имущество не является намеренным действием по ухудшению жилищных условий. Для постановки на учет муниципальные органы руководствуются стандартными правилами и нормативами площади.

К сведению! При плановом сносе (реновации, других программах расселения) владелец комнаты в коммунальной квартире вправе рассчитывать на денежную компенсацию по тарифам, установленным местными законодательными органами. Пользователь по договору социального найма может стать собственником новой квартиры.

Что не считается намеренным ухудшением

Любые из перечисленных действий не могут быть признаны намеренным нарушением действующего законодательства, если человек уже зарегистрирован как нуждающийся в улучшении жилищных условий. Иные действия, которые не признают намеренными нарушениями:

  • несовершеннолетний ребенок регистрируется по адресу места жительства одного из родителей;
  • прописывается по стандартной процедуре близкие родственники (родители, супруги);
  • новых жильцов регистрируют временно;
  • расторгается договор аренды с последующем возвратом жилья собственнику;
  • в ходе судебного разбирательства покупка (иная сделка с оформлением нового владельца недвижимости) признана недействительной.

Также без лишних споров и неблагоприятных последствий можно отказаться от имущества, которое передается в дар.  В данном случае не считается, что условия ухудшили намеренно.

Последствия намеренного ухудшения

Возможные санкции описаны в статье 53 ЖК РФ (от 29 декабря 2004, редакция от 22 января 2019). При установлении намеренных действий человек лишается прав на учет в очереди нуждающихся на пять лет. Запретительный срок считают от даты совершения выявленного нарушения.

Судебная практика

Внимательное ознакомление с перечисленными сведениями позволяет сделать правильный вывод о расплывчатости и сомнительности отдельных формулировок.

В частности, вызывает сомнение требование Минобороны к обязательному отсутствию недвижимости у супруги.

Тем самым, военнослужащего фактически обязывают брать в жены только лиц без постоянной регистрации, не имеющих в собственности ценного имущества, ухудшая таким образом его положение.

В тематических письмах Конституционного Суда РФ приведены комментарии о том, что является ухудшением жилищных условий. В частности, подчеркивается необходимость следующих признаков для признания нарушений намеренными:

  • умышленности;
  • искусственного характера действий.

Факторы, которые следует учитывать на основе принятых судебных решений:

  • переезд недееспособных родителей к детям (военнослужащим) не может быть нарушением вне зависимости от наличия недвижимости в собственности;
  • расторжение (заключение) брака является добровольным по действующему семейному кодексу, поэтому не может быть ограничено правами на получение льгот.

Чтобы минимизировать либо полностью исключить проблемы, следует оценивать представленные знания комплексно. До подачи заявления в муниципалитет проверяют пошагово соответствие действующим условиям постановки на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий. Внимательно изучают особенности местных законодательных актов, правил для военнослужащих. Спорные вопросы решают в судебных инстанциях.

Ставьте лайки и репосты, пользуйтесь ми к публикации для обмена информацией. Обращайтесь к дежурному юристу для квалифицированного решения сложных задач.

Иные полезные сведения о рынке недвижимости представлены в тематических разделах сайта.

Что относится к намеренному ухудшению жилищных условий?

Краткое содержание:

  1. Что говорит закон
  2. Обсуждение

15 лет назад, с 1 марта 2004 года был введен в действие Жилищный кодекс Российской Федерации. Именно тогда в статье 53 данного законодательного акта и появилось словосочетание «намеренное ухудшение жилищных условий».

Правда, как это часто бывает, ни конкретного определения, ни случаев, подпадающих под данный термин, законодательство не устанавливает.

Что говорит закон

  • В соответствии со статьей 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через 5 лет со дня совершения указанных намеренных действий.
  • Более-менее четко в статье 53 ЖК РФ определены:
  • условия, при которых применяется понятие «намеренное ухудшение жилищных условий». Под ним понимаются действия граждан с целью приобрести право состоять на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении,
  • последствия совершения таких действий. Это возможность реализации такого права не ранее 5 лет со дня совершения указанных действий.

По причине того, что определение «намеренного ухудшения жилищных условий» в законодательстве отсутствует, вопрос о наличии либо отсутствии таковых действий рассматривается в каждом случае индивидуально с учетом конкретных обстоятельств дела. И, как правило, разрешать спорные ситуации практически всегда приходится судам (а как иначе – на то и нужны плохо проработанные законы, чтоб пополнять бюджет и не уменьшать поток судебных дел).

Так, действиями, отнесенными к намеренному ухудшению жилищных условий, судами в разное время признавались:

  • прекращение права собственности на жилое помещение (продажа, дарение и другие сделки, направленные на отчуждение жилья);
  • изменение статуса недвижимости (перевод из жилого помещения в нежилое);
  • отказ от заключения договора социального найма (когда предложенная квартира «не устраивает» нанимателей, хотя она соответствует всем требованиям законодательства);
  • действия, направленные на прекращение договора найма жилого помещения (одностороннее расторжение договора по инициативе нанимателя; невыполнение условий договора найма жилого помещения, повлекшее выселение граждан из данного жилого помещения, и т.п.);
  • выдел доли собственниками жилых помещений;
  • вселение в жилое помещение в качестве членов семьи лиц, не являющихся таковыми, в результате чего доля общей площади жилого помещения, приходящаяся на каждого проживающего в нем, становится менее учетной нормы;
  • расторжение брака с целью получения жилья;
  • намеренная порча жилого помещения, в результате чего оно приводилось в непригодное для проживания состояние;
  • незаконные переустройство, перепланировка жилого помещения в целях уменьшения общего размера его площади;
  • изменение порядка пользования жилым помещением путем совершения сделок;
  • обмен занимаемого гражданином жилого помещения на жилое помещение меньшей площади.
  1. Указанный перечень можно продолжать и продолжать.
  2. Важно отметить, что далеко не все действия граждан, внешне соответствующие приведенному перечню, можно считать намеренными действиями, направленными на получение статуса нуждающихся в жилых помещениях.
  3. Таковыми, например, не являются:
  • рождение в семье ребенка, вследствие чего доля общей площади жилого помещения, приходящейся на каждого члена семьи, включая новорожденного, становится менее учетной нормы;
  • вселение несовершеннолетних детей по месту жительства любого из родителей;
  • вселение супруга (супруги), нетрудоспособных родителей в жилые помещения в качестве членов семьи;
  • расторжение договора ренты по инициативе получателя ренты с возвратом жилого помещения получателю ренты;
  • возникновение проблем с жильем по причинам, не зависящим от заявителя (естественный износ жилища и признание жилого помещения, индивидуального дома или многоквартирного дома в целом аварийным, уничтожение жилища пожаром или иным чрезвычайным происшествием и т.д.);
  • признание сделки с жилым помещением недействительной в судебном порядке;
  • отказ от принятия наследства (если потенциальный наследник не проживает в жилище, которое впоследствии может наследовать), дара, отказ дарителя от исполнения договора дарения.

Отдельные случаи, которые не считаются намеренными действиями, влекущими последствия, предусмотренные статьей 53 ЖК РФ, могут применяться к определенным категориям граждан Российской Федерации.

Так, применительно к военнослужащим и гражданам, уволенным с военной службы, неприменимы к последствиям применения статьи 53 ЖК РФ следующие случаи:

  • сдача военнослужащим занимаемого им жилого помещения квартирным органам Минобороны России по прежнему месту службы в связи с переводом к новому месту службы;
  • подача увольняемым военнослужащим, обеспеченным жилым помещением по последнему месту службы, рапорта о предоставлении жилого помещения по избранному месту жительства после увольнения;
  • отказ увольняемого военнослужащего (гражданина, уволенного с военной службы) от реализации выданного ему государственного жилищного сертификата;
  • отказ гражданина, поступившего на военную службу по контракту, от права пользования жилым помещением на правах члена семьи нанимателя по прежнему месту жительства со снятием с регистрационного учета в данном жилом помещении.

Вообще статья 53 ЖК РФ по своему характеру является императивной. То есть граждане, намеренно ухудшившие свои жилищные условия, по истечении 5 лет со дня их совершения принимаются на учет (а не «могут быть» приняты). Конечно, при этом они должны отвечать другим условиям признания их нуждающимися в получении жилых помещений.

Однако законом не урегулирован вопрос о совершении намеренных действий, связанных с ухудшением жилищных условий, гражданином, уже ранее признанным нуждающимся в жилом помещении и включенным в соответствующие списки.

Например, гражданин в целях получения жилого помещения большей площади искусственно увеличивает состав своей семьи путем регистрации по своему адресу родственников (родителей, внуков, зятьев, невесток и др.).

Должны ли вновь вселенные родственники учитываться при определении размера предоставляемого в подобном случае жилого помещения?

Прямого ответа на данный вопрос законодательство не предусматривает…

III. Ухудшение жилищных условий (в том числе отказ от приватизации, наследства или другие)

В удовлетворении исковых требований Рябоконь И.А. о признании незаконным решения Комиссии ГУ МВД РФ по г.Москве от , признании права на постановку на учет на получение единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения, отказать. установила:

Рябоконь И.А. обратился в суд с иском об оспаривании отказа Комиссии ГУ МВД РФ по г.Москве в постановке на учет для получения единовременной социальной выплаты от года, мотивируя тем, что с года он с супругой зарегистрирован и проживает по адресу: , на основании договора безвозмездного пользования квартирой общей площадью кв.м., где они занимают комнату кв.м.

, в связи с чем на истца и его члена семьи приходится менее кв.м. Ранее истец с супругой проживали в квартире общей площадью кв.м. по адресу: , принадлежащей на праве собственности их сыну ФИО. Членами семьи сына истец и его супруга не являются, так как сын ведет раздельное хозяйство, создал свою семью и пользуется всей квартирой.

В связи с конфликтными отношениями с сыном, истец с супругой были вынуждены выехать из указанного жилого помещения и пользоваться иным жильем на основании договора безвозмездного пользования. Иного жилья истец и его супруга не имеют, неправомерных действий, влекущих ухудшение жилищных условий, истцом не совершалось. В судебном заседании истец и его представитель Артюхова Г.В.

доводы иска поддержали. Представитель ответчика, по доверенности Колмакова Т.Н., против удовлетворения заявленных требований возражала, считая отказ в постановке на учет законным и обоснованным. Суд постановил вышеуказанное решение, об отмене которого просит Рябоконь И.А. по доводам апелляционной жалобы. В заседание судебной коллегии Рябоконь И.А. и его представитель адвокат Артюхова Г.В.

явились, доводы жалобы поддержали. Представитель ответчика ГУ МВД России по г.Москве, по доверенности Пигорев О.И. явился, против удовлетворения жалобы возражал, с решением суда согласен.

Читайте также:  Жилой комплекс «Усадьба на Ланском»: очередной перенос сроков сдачи

Судебная коллегия, изучив материалы дела, заслушав объяснения сторон, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражения на нее, нашла решение суда первой инстанции по настоящему делу подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям. В соответствии с ч. 1, п. 1, п. 2 ч. 2 ст.

4 Федерального закона «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» сотрудник, имеющий стаж службы в органах внутренних дел не менее 10 лет в календарном исчислении, имеет право на единовременную социальную выплату для приобретения или строительства жилого помещения один раз за весь период службы в органах внутренних дел (далее — единовременная социальная выплата). Единовременная социальная выплата предоставляется сотруднику в пределах бюджетных ассигнований, предусмотренных федеральному органу исполнительной власти в сфере внутренних дел, по решению руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, руководителя иного федерального органа исполнительной власти, в котором проходят службу сотрудники, при условии, что сотрудник является нанимателем жилого помещения по договору социального найма или членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственником жилого помещения или членом семьи собственника жилого помещения и обеспечен общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее 15 квадратных метров. В силу ч. 7 ст. 4 Федерального закона «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» сотрудник, который с намерением приобретения права состоять на учете в качестве имеющего право на получение единовременной социальной выплаты совершил действия, повлекшие ухудшение жилищных условий, принимается на учет в качестве имеющего право на получение единовременной социальной выплаты не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий. В силу п. 9 Правил предоставления единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2011 года N 1223, сотрудник, который с намерением принятия на учет для получения единовременной выплаты совершил действия, повлекшие ухудшение жилищных условий, принимается на учет для получения единовременной выплаты не ранее чем через 5 лет со дня совершения указанных намеренных действий. Аналогичные положения закреплены в ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации. Так, согласно ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий.

Судом установлено, что истец Рябоконь И.А. имеет стаж службы в органах внутренних дел года месяцев дня. Единовременная социальная выплата по прежним местам службы ему не представлялась. Рябоконь И.А. состоит в зарегистрированном браке с ФИО, имеет сына ФИО года рождения.

До года истец вместе с семьей, состоящей из супруги и сына, проживал и был зарегистрирован в отдельной двухкомнатной квартире по адресу: . Указанная квартира была предоставлена семье истца на основании ордера от г. и с года принадлежит на праве собственности сыну истца, на основании договора передачи квартиры в собственность, в порядке приватизации.

С года истец с супругой проживает по договору безвозмездного пользования в отдельной трехкомнатной квартире общей площадью кв.м. по адресу: , где еще проживают 4 человека, которые не являются членами семьи истца.

года истец обратился в Комиссию ГУ МВД РФ по г.Москве с заявлением о постановке на учет для получения единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения.

На заседании Комиссии ГУ МВД России по г.Москве года отказано в принятии на учет на получение единовременной социальной выплаты Рябоконь И.А. с семьей в составе 2-х человек (он, жена) в соответствии с п.7 ст.4 Федерального закона от 19.07.2011 года N 247-ФЗ.

Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении исковых требований Рябоконь И.А.

, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что правовые основания для признания незаконным решения Комиссии от года об отказе в принятии на учет на получение единовременной социальной выплаты отсутствуют, истец ухудшил свои жилищные условия в связи с изменением порядка пользования жилым помещением путем совершения договора безвозмездного пользования иным жилым помещением, добровольно выехал из двухкомнатной квартиры по адресу: , которая была предоставлена ему и членам его семьи на основании ордера и в последующим, оформлена в единоличную собственность ФИО в порядке приватизации. При таких обстоятельствах, ввиду намеренного ухудшения истцом своих жилищных условий, правовые и фактические основания для постановки Рябоконь И.А. на учет на получение единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения отсутствуют, в силу чего решение суда об оставлении его заявления без удовлетворения по существу является правильным и подлежит оставлению без изменения. Вывод суда основан на правильном применении норм материального права, мотивирован и подтверждается представленными доказательствами, которым судом дана оценка в их совокупности по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Довод истца о том, что им не были совершены действия, повлекшие ухудшение жилищных условий, был предметом рассмотрения суда первой инстанции. Данному доводу суд дал надлежащую оценку, с которой судебная коллегия соглашается. Нарушений судом норм материального и процессуального права, на которые ссылается Рябоконь И.А. в своей апелляционной жалобе, судебной коллегией не установлено. Доводы жалобы направлены на иную оценку правильно установленных судом первой инстанции юридически значимых обстоятельств, не опровергают правильность выводов суда первой инстанции и не могут служить основанием к отмене решения. При таких обстоятельствах судебная коллегия соглашается с вынесенным по делу решением, признает его законным и обоснованным. Руководствуясь ст. ст. 328,329 ГПК РФ, судебная коллегия определила: Решение Тверского районного суда г. Москвы от 25 сентября 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения. Председательствующий _________________ Судьи _________________________

Апелляционное определение СК по гражданским делам Суда Еврейского автономного области Еврейской автономной области от 06 декабря 2013 г. по делу N 33-571/2013

Неумышленное, но «намеренное» ухудшение жилищных условий

Многие из нас со временем начинают задумываться об улучшении своих жилищных условий – в связи с расширением семьи, переездом в другой город или просто с возникновением желания пожить в более просторной и благоустроенной квартире со своими родными и близкими.

И часто делают это не без помощи государства, которое во многих случаях может предоставить как само жилое помещение, так и субсидию на его приобретение.

Но порой не все до конца понимают понятие намеренного ухудшения жилищных условий, и недооценивают его последствия.

В итоге, в постановке на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, государственные и муниципальные органы отвечают отказом, а вы получаете право быть принятым на учет не ранее, чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий. 

Всегда ли намеренное ухудшение жилищных условий действительно является «намеренным»?

Супруги Р., действующие также в интересах несовершеннолетнего сына, обратились в управу района Южное Тушино СЗАО г. Москвы с заявлением о признании нуждающимися в содействии г. Москвы в приобретении жилых помещений в рамках городских жилищных программ.

Распоряжением управы района в удовлетворении заявления им было отказано на основании статьи 10 Закона г. Москвы от 14 июня 2006 г.

N 29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения» ссылаясь на то, что за последние пять лет, предшествовавшие подаче заявления, супруг совершил действия, повлекшие ухудшение жилищных условий. Истцы полагают, что отказ в признании их нуждающимися в содействии г.

Москвы в приобретении жилых помещений в рамках городских жилищных программ является незаконным, поскольку супругом Р. ухудшения жилищных условий в данном случае не допущено. Решением Тушинского районного суда г. Москвы в удовлетворении заявленных требований отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда решение районного суда оставлено без изменения. В надзорной жалобе супругом Р. ставился вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене вынесенных по делу судебных постановлений.

Как установлено судом и следует из материалов дела, супруга Р. зарегистрирована и проживает в трехкомнатной приватизированной квартире площадью 56,1 кв. метров, жилой площадью 39,6 кв. метров в качестве члена семьи собственников жилого помещения: её отца и матери. В квартире также зарегистрирована и проживает дочь собственников жилого помещения – сестра Р.

Супруг Р. проживал в двухкомнатной приватизированной квартире площадью 51,6 кв. метров, жилой площадью 30,1 кв. метров, в которой также проживают его отец и брат.

Впоследствии между супругами Р. был заключен брак, после чего супруг Р. был вселен в квартиру к супруге Р., с согласия собственников квартиры и всех проживающих в данном жилом помещении граждан в качестве её мужа. Спустя некоторое время у супругов родился сын, который был зарегистрирован и вселен в жилое помещение по месту жительства родителей.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что переселение Р.

из двухкомнатной квартиры, где он проживал ранее, в трехкомнатную квартиру к супруге, является действием, повлекшим ухудшение жилищных условий, что в силу статьи 53 и пункта 3 части 1 статьи 54 Жилищного кодекса Российской Федерации препятствует постановке на очередь нуждающихся в содействии г. Москвы в приобретении жилых помещений в рамках городских жилищных программ.

Между тем, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и требованиям законодательства, суд неправильно применил нормы материального права.

Из содержания статьи 53 ЖК РФ следует, что действиями по ухудшению жилищных условий, препятствующими принятию граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях в течение пяти лет с момента их совершения, являются действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях.

В соответствии со статьей 9 Закона г.

Москвы «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения» в целях установления уровня обеспеченности граждан общей площадью жилого помещения для принятия их на жилищный учет исчисляется размер площади жилого помещения, приходящейся на долю каждого члена семьи заявителя. Учетная норма устанавливается в размере 10 квадратных метров площади жилого помещения для отдельных квартир.

Судом установлено и из материалов дела следует, что после вселения супруга Р. в квартиру, площадь жилого помещения, приходящаяся на каждого проживающего в ней гражданина, составила 11,22 кв. метров.

После вселения в указанную квартиру новорожденного сына супругов, площадь жилого помещения, приходящаяся на каждого из проживающих в квартире граждан, составила 9,35 кв. метров.

Таким образом, поскольку после вселения супруга Р. в квартиру, площадь жилого помещения, приходящаяся на каждого гражданина, проживающего в данной квартире, была более учетной нормы, установленной пунктом 3 статьи 9 Закона г.

Москвы «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения». Нуждаемость в жилых помещениях у истцов возникла после рождения сына и вселения его в указанную квартиру, постольку у суда не имелось оснований для признания действий Р.

по вселению в квартиру к супруге и проживающим с ней родственникам ухудшением жилищных условий.

Читайте также:  Помощь уголовного адвоката в СПб: дела по кражам со взломом

Вывод суда о том, что Р. ухудшил свои жилищные условия, поскольку размер площади жилого помещения, приходившийся на него в двухкомнатной квартире 17,2 кв. метров в связи с переселением в трехкомнатную квартиру к супруге уменьшился до 11,22 кв.

метров, является неправильным, поскольку действующее законодательство ухудшение жилищных условий связывает не с любыми действиями, приведшими к уменьшению площади жилого помещения, а только с такими действиями, в результате которых возникла нуждаемость в жилых помещениях.

Однако такой нуждаемости у Р. в связи с вселением в квартиру не возникло.

По смыслу статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации совершение действий по ухудшению жилищных условий препятствует принятию на учет только тех граждан, которые совершили эти действия.

Права иных граждан быть принятыми и состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях при наличии к тому предусмотренных законом оснований не могут быть ограничены в связи с совершением кем бы то ни было действий по ухудшению жилищных условий.

Между тем, отказывая в удовлетворении требований супруги Р., действующей также в интересах своего несовершеннолетнего сына, о признании их нуждающимися в содействии г. Москвы в приобретении жилых помещений в рамках городских жилищных программ, ни управа района Южное Тушино СЗАО г.

Москвы, ни судебные инстанции не учли, что предусмотренных статьей 53 Жилищного кодекса Российской Федерации оснований для отказа ей, действующей также в интересах сына, в удовлетворении указанных требований не имеется, поскольку ни супруг Р., ни супруга Р.

, не совершали за пять лет, предшествовавших подаче заявления, действий по ухудшению жилищных условий.

Другой случай неправильного применения судами норм материального права произошел в Вологодской области.

Гражданин П. обратился в суд с заявлением к мэрии г. Череповца о признании постановления мэрии г. Череповца незаконным в части снятия его с учета граждан, нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, и восстановлении его на учете граждан, нуждающихся в жилых помещениях.

В обоснование заявленных требований П. ссылался на то, что на основании договора купли-продажи он является собственником двухкомнатной квартиры. Общая площадь квартиры составляет 36 кв. метров, жилая — 22,7 кв. П.

является инвалидом второй группы вследствие ранения, полученного во время Второй мировой войны, а также участником Великой Отечественной войны. Группа инвалидности ему установлена пожизненно, а спустя несколько лет он становится нуждающимся в постоянном уходе.

В указанной квартире проживает со своей женой, страдающей рядом заболеваний, и ей одной тяжело ухаживать за ним.

Позднее, с целью ухода за ним и его женой в указанную квартиру в качестве членов их семьи вселилась его внучка — М. вместе со своим сыном Н. Впоследствии М. и ее несовершеннолетний сын были постоянно зарегистрированы в указанной квартире.

Брак у внучки расторгнут за год до вселения к П. Ранее внучка и ее несовершеннолетний сын проживали в двухкомнатной квартире дочери П. — С. Данная квартира была приватизирована на С. и М. по 1/2 доле каждому. Внучка М.

отказалась от участия в приватизации квартиры.

Постановлением мэрии г. Череповца «О принятии граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях» П. был принят на учет в льготную очередь ветеранов Великой Отечественной войны. При этом перед постановкой на очередь для получения жилья в мэрию г. Череповца им был предоставлен пакет документов, в том числе справки с предыдущего места жительства М. и Н.

Однако затем постановлением мэрии г. Череповца он был снят с учета граждан нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, в связи с утратой оснований, дающих право на получение жилья. Позднее жилищным управлением мэрии г.

Череповца ему письменно сообщили о снятии с учета ввиду намеренного ухудшения жилищных условий, выразившегося во вселении в квартиру в качестве членов семьи внучки М. с ребенком.

В период с момента его постановки на данный учет и до момента снятия с учета каких-либо изменений в его жилищных и семейных условиях не происходило.

Указанное постановление мэрии г. Череповца в части снятия его с учета граждан нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, П. считает незаконным.

Решением Череповецкого городского суда Вологодской области в удовлетворении заявленных П. требований отказано.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения. В надзорной жалобе гражданином П.

ставится вопрос об отмене указанных судебных постановлений и направления дела на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации нашла жалобу подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Суд первой инстанции, разрешая дело и отказывая в удовлетворении заявленных требований, сослался на статью 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, регулирующую последствия намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий, и указал, что решение жилищного управления мэрии г.

Череповца о снятии П. с учета нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, является правомерным, поскольку П. до вселения к нему его внучки М. и правнука Н.

был обеспечен жилым помещением более нормы предоставления; последние по прежнему месту жительства были также обеспечены жильем по учетной норме.

Между тем, с выводами судов первой и кассационной инстанций нельзя согласиться, поскольку они основаны на неправильном толковании и применении норм материального права. Также судом допущены существенные нарушения норм процессуального права.

Вселение в квартиру внучки М. с ее несовершеннолетним сыном имело место за четыре года до внесения указанных изменений в Федеральный закон «О ветеранах», и было обусловлено необходимостью осуществления за П. постоянного постороннего ухода. Данное обстоятельство, как следует из материалов дела, никем в суде не оспаривалось.

По смыслу статьи 53 ЖК РФ (на которую сослался суд, разрешая дело), ограничения в постановке граждан на учет нуждающихся в жилых помещениях должны считаться допустимыми лишь в том случае, если гражданами совершались умышленные действия с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий, могущих привести к состоянию, требующему участия со стороны органов государственной власти и местного самоуправления в обеспечении их другим жильем. При этом применение этой нормы права должно осуществляться во взаимосвязи с пунктом 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Между тем, суд первой инстанции не выяснил и не отразил в решении, в чем выразился умысел и недобросовестность П.

при вселении родственников в квартиру, учитывая, что его право как ветерана Великой Отечественной войны на обеспечение жильем за счет средств федерального бюджета возникло в связи с изменениями, внесенными 21 декабря 2009 г. в Федеральный закон «О ветеранах». Суд кассационной инстанции, оставляя решение суда от 21 июля 2010 г.

без изменения, на допущенные судом первой инстанции нарушения внимания не обратил. Указанные выше требования закона судом не были учтены при рассмотрении возникшего спора и привели к неправильному разрешению дела.

На основании изложенного состоявшиеся судебные постановления нельзя признать законными и они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В дополнение к вышеперечисленному имеет смысл обратить внимание на Определение Конституционного Суда РФ от 19.04.2007 N 258-О-О, которым разъяснено, что по смыслу ст.

53 ЖК РФ (которая сама по себе не может рассматриваться как нарушающая какие-либо права и свободы заявителя) и соответствующих норм законодательства субъекта РФ ограничения в постановке граждан на учет нуждающихся в жилых помещениях должны считаться допустимыми лишь в том случае, если гражданами совершались умышленные действия с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий, могущих привести к состоянию, требующему участия со стороны органов государственной власти и местного самоуправления в обеспечении их другим жильем. Буквальное толкование данного разъяснения КС РФ может привести к применению ст. 53 ЖК РФ только после вступившего в законную силу приговора суда, которым установлены указанные выше умышленные действия.

Как заключение к данной статье, хочу обратить внимание на следующее.

Федеральное законодательство (а именно – статья 53 ЖК РФ) содержит лишь последствия ухудшения, в то время как детальный перечень деяний граждан, влекущих их намеренность, в нем отсутствует, а содержится лишь в региональных нормативно-правовых актах.

Однако вопрос об улучшении жилищных условий всё чаще выносится на федеральный уровень (например, в связи с недавним формированием окончательной нормативно-правовой базы о предоставлении субсидий федеральным государственным гражданским служащим), где уже на сегодняшний день возникает немало вопросов о критериях умышленности действий по ухудшению жилищных условий для получения права быть принятыми на учет, несмотря на попытку конкретизации этих действий в соответствующих Правилах (утв. Постановлением Правительства РФ № 63 от 27.01.2009 г.). По сути, все это дает чиновникам, принимающим решения о постановке нуждающихся на учет, практически неограниченную свободу выбора – имело ли место ухудшение или нет, ведь ухудшение жилищных условий может выражаться в самых различных формах и действиях.

Главное и основное доказательство должно состоять в том, что между действиями гражданина и целью таких действий (постановка на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении) должна быть установлена прямая причинная связь.

Косвенные обстоятельства и догадки без документального подтверждения не могут расцениваться как намеренность и не должны быть препятствием для постановки граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, ведь практика свидетельствует, что в большинстве случаев граждане, ухудшившие свои жилищные условия, делали это не намеренно с целью постановки на учет.

Чтобы исключить злоупотребления в этой сфере, (а ведь нельзя не отметить, что злоупотребления могут носить в том числе и коррупционный характер), считаю целесообразным детально раскрыть все обстоятельства, указывающие на намеренность таких действий на уровне федерального законодательства, в том числе и для того, чтобы органы государственной власти и местного самоуправления в основаниях для отказа в постановке на учет или для снятия с учета не ограничивались сухим цитированием статьи 53 ЖК РФ. При этом следует учитывать как региональную нормотворческую практику, так и сложившуюся судебную практику данной категории дел.

В свою очередь гражданам хочу посоветовать тщательно продумывать совершаемые (планируемые) сделки с жилыми помещениями, а также иные действия, связанные с ними – не исключено, что наличие «лишнего» жилья (которым вы де-факто не пользуетесь или пользоваться не сможете) значительно усложнит процесс реального улучшения своих жилищных условий. Конечно, только в том случае, если Вы собираетесь обращаться за помощью к государству. А как поступать – решать только Вам.

_____________________________________

Для написания статьи были использованы следующие источники:

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *